Воплощение и вочеловечивание Бога-основа христианской концепции спасения.

Спасе́ние — в христианстве, согласно Библии, спасение человека от греха и его последствий — смерти и ада, и обретение спасённым человеком Царства Небесного- соединения с Богом. В христианстве спасение рассматривается как проявление любви Бога по отношению к людям.

История грехопадения первых людей, Адама и Евы, рассказывается в первых главах книги Бытие. Вначале созданные Богом безгрешными, обманутые сатанойлюди нарушили Божью волю и впали в грех и, в итоге, в вечную смерть.

Бог, продолжая любить Своё творение, желает дать людям прощение грехов,вечную жизнь и спасение от наказания в аду. Для этого Он послал на землю Своего Сына Иисуса Христа, Который взял на Себя грехи людей, умер за них, а затем воскрес из мёртвых.

Иисус Христос, согласно Новому Завету, является искупительной жертвой за грех, и люди, веря в Его смерть и воскресение из мёртвых и обращаясь к Нему с покаянием в своих грехах, получают прощение грехов и вечную жизнь.

Условия спасения

Согласно Новому Завету, существуют два условия для спасения: вера в воскресение Иисуса Христа из мёртвых и покаяние перед Богом в своих грехах.

Свобода и спасение

Большинство христиан верят, что актом спасения Бог не уничтожает свободу человека (дарованную Им же), но напротив, расширяет и укрепляет свободу человека.

Христианство

При рождении человек получает от От Бога и от земных своих родителей человеческую жизнь. По учению церкви, это временная и несовершенная жизнь, а вечная совершенная нетленная жизнь (божественная жизнь) даётся человеку только при «рождении свыше» (Ин.3:3-8), то есть для этого нужно родиться от Бога, стать Его чадом, через веру в Иисуса Христа Сына Божьего и Его искупительную жертву.

В конце времён все люди будут воскрешены, будут судимы Богом (Рим.14:10-12), они получат свою награду или наказание согласно своей жизни. Все принявшие Христа будут прославлены и станут совокупным выражением Триединого Бога на новой земле. Для верующих и любящих Бога, эта жизнь будет столь блаженна, что даже принявшие Духа от Бога вообразить этого пока не могут, « Но, как написано: не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его. А нам Бог открыл это Духом Своим; ибо Дух все проницает, и глубины Божии. Ибо кто из человеков знает, что в человеке, кроме духа человеческого, живущего в нем? Так и Божьего никто не знает, кроме Духа Божия. Но мы приняли не духа мира сего, а Духа от Бога, дабы знать дарованное нам от Бога, что и возвещаем не от человеческой мудрости изученными словами, но изученными от Духа Святаго, соображая духовное с духовным» (1Кор.2:9-13).

Неверующие и беззаконные не получат дар вечной жизни, они будут прокляты навечно «ибо возмездие за грех — смерть, а дар Божий — жизнь вечная» (Рим.6:23). Вместо вечной жизни им приготовлено вечное наказание «вечная погибель» (2Фес.1:9), «другая смерть» (Откр.20:15), или «вечный огонь» (Мф.25:41), «огонь неугасимый» (Мк.9:43, 45) вместе сдиаволом и ангелами его (Мф.25:41). Это наказание и мучения никогда для них не закончатся, будут вечными.

Православие

Православие содержит учение о Церкви как обществе людей, принявших спасение от Бога.

Православие утверждает, что спасение совершалось не в какой либо конкретный момент времени а в продолжении всего земного пути Спасителя.

Спасение началось тем, что Второе Лицо (Ипостась) Пресвятой Троицы, приняв в Свою Ипостась человеческую природу от Духа Святого и Пресвятой Богородицы.

Богородица имела общую с нами природу в ее искаженном грехом, но наиболее очищенном через послушание Богу, поколениями праведных предков и Ею в себе самих, состоянии, (природу падшего Адама),

В самый момент зачатия воспринятое Христом человечество было очищено от скверны греха в силу действия Духа Святого и ипостасного соединения. На Тайней Вечере и своим Распятием на Голгофе Христос сделал возможным усвоение Своей очищенной природы каждым верующим в Него через Евхаристию Православной Церкви.

В православии считается, что спасение состоит собственно в исправлении человека и усвоении им обновленной природы Христа и совершается в содействии (синергии) с Богом (сопутствие Божией помощи с личным усердием человека к исправлению своего падшего греховного состояния). Как Его соработники, мы и призываем вас не тщетно (не пассивно) принять благодать Божию (2Кор.6:1). Поэтому Православие исповедует, что для спасения необходимы не только вера в Иисуса Христа и добрые дела милосердия к ближним, но также огромная духовная работа над самим собой, борьба с врождёнными греховными наклонностями и страстями, искоренение их.

Христос сам лично освятил и обожествил земные страдания, поэтому Православие допускает, что Бог ВОЗМОЖНО(!!!) помилует(не одно и то же, что«спасет») многих, кто не знал в земной своей жизни православного вероучения(т.е. прожили ВНЕ Православной Церкви), но терпеливо переносил все невзгоды. Иными словами решение посмертной участи таких людей оставляется на Божие усмотрение, но при этом строго запрещается ЛИТУРГИЧЕСКОЕ(церковное) поминовение умерших ВНЕ Православной Церкви, по слову Самого Христа:

Только после наступления телесной смерти человек может узнать даровано ли ему спасение, или же нет.
Святые Отцы утверждают, что до Страшного суда участь усопшего еще не полностью определена, следовательно, Православная Церковь допускает возможность по молитвам праведников, по делам милосердия возможность облегчить участь усопшего или даже вывести его из ада. Например, блаженная Фекла своими молитвами вымолила Фалкониллу. Один из самых уважаемых Греческих старцев, Паисий Святогорец утверждает, что друг Бога, подобно другу земного царя, может ходатайствовать о переводе из одной камеры в другую или даже в квартиру. Также старец говорит, что родственники своими молитвами и молитвами Церкви дают Богу право на вмешательство и тем самым могут даже умолить Господа помиловать человека.

4.Христианское учение о Боге: Пресвятая Троица. Основные ереси.

Христианская вера посвящает нас в глубочайшую тайну внутренней жизни Бога. Она представляет единого по существу Бога троичным в Лицах. (Понятие "лицо" (не лик) близко к понятиям "личности", "сознания", pеrsоnаlity). Так как Бог в Своем существе един, то и все свойства Божии — Его вечность, всемогущество, вездесущность и другие — принадлежат в равной мере всем трем Лицам Пресвятой Троицы. Иными словами, Сын Божий и Святой Дух, вечны и всемогущи, как Бог Отец.

Истина Триединства Божия составляет отличительное достояние христианства. Не только естественные религии не знают этой истины, но ясного, прямого раскрытия ее нет даже и в Богооткровенном ветхозаветном учении. Там лишь начатки, образные, прикровенные указания, которые могут быть поняты во всей полноте только в свете Нового Завета, раскрывающего учение о Триедином Боге с совершенной ясностью. Таковы, например, ветхозаветные изречения, свидетельствующие о множественности Лиц в Божестве: "Сотворим человека по образу Нашемуи по подобию" (Быт. 1:26). "Вот, Адам стал как один из Нас" (Быт. 3:22). "Сойдем же и смешаем там язык их" (Быт. 11:7). Здесь Бог применяет к Себе множественное число. Есть и другой библейский пример, когда в повествовании о Боге трое выступают, как один. Так, например, когда Бог явился Аврааму в виде трех странников (ангелов), Авраам, беседует с тремя, употребляя единственное число. Это явление Бога Аврааму послужило сюжетом для известной Рублевской иконы Святой Троицы.

Учение о Троице является основой, на которой держится христианская вера. Все отрадные, спасительные истины христианства о спасении, освящении, блаженстве человека могут быть приняты лишь при условии, что мы верим в Триипостасного Бога, так как все эти великие блага дарованы нам общей и совокупной деятельностью Божественных Лиц. "Начертание нашего учения одно, — учит св. Григорий Богослов, — и оно кратко. Это как бы надпись на столпе, вразумительная для всякого: Люди эти — искренние поклонники Троицы". Высокой важностью и центральным значением догмата Пресвятой Троицы объясняется та заботливость, с какой Церковь всегда оберегала его, та бдительность и та напряженная работа мысли, с какой защищала она эту свою веру от различных еретиков и старалась дать этому самое точное определение (1 Иоанн. 5:7-8).

"Единый по существу Бог троичен в Лицах: Отец, Сын и Святой Дух, Троица единосущная и нераздельная". В этих немногих словах выражается сущность христианского учения о Пресвятой Троице. Но несмотря на такую видимую краткость, несложность, догмат Троицы составляет одну из самых глубоких, самых непостижимых, неведомых тайн Откровения Божия. Сколько бы мы ни напрягали свой ум, мы совершенно не в силах представить, каким образом три самостоятельных Божественных Лица (не силы, не свойства или явления) совершенно равного Божеского достоинства могут составить единое, нераздельное Существо.

Святые отцы Церкви своей Богом просвященной мыслью не раз приближались к этой необъятно глубокой, возвышенной истине. В своих стараниях как-либо уяснить ее, приблизить к пониманию нашего ограниченного ума, они прибегали к разнообразным уподоблениям, заимствуя их то из явлений окружающей природы, то из духовного устройства человека. Например:1) солнце, свет и теплота (отсюда: "Свет от Света" в символе веры); 2) родник, ключ и поток; 3) корень, ствол и ветви; 4) ум, чувство и воля… Св. равноап. Кирилл, просветитель славян, (869 г. в беседе с мусульманами о Пресвятой Троице), указывая на солнце, говорил: "Видите, стоит на небе круг блестящий, и от него рождается свет и исходит тепло? Бог Отец, как солнечный круг, без начала и конца. От Него рождается Сын Божий, как от солнца свет, и как от солнца вместе со светлыми лучами идет и тепло, исходит Дух Святой. Всякий различает порознь и круг солнечный, и свет, и тепло, а солнце одно на небе. Так и Св. Троица: три в Ней Лица, а Бог единый и нераздельный".

Все эти и другие подобия, облегчая несколько усвоение тайны Троицы, являются, однако, лишь самыми слабыми намеками на природу Высочайшего Существа. Они оставляют сознание недостаточности, несоответствия с тем высоким предметом, для уяснения которого употребляются. Они не могут снять с учения о Триедином Боге тот покров непостижимости, таинственности, которым облечено это учение для ума человека.

Равным образом, и тот великий вселенский Святитель, который за способность свою проникать мыслью до самых глубоких тайн веры почтен от Церкви именем Богослова, писал про себя, что о Троице он чаще говорит, нежели дышит, и он признается в неудовлетворительности всех уподоблений, направленных к постижению догмата Троицы. "Чего я ни рассматривал своим пытливым умом", — говорит он, — "чем ни обогащал разума, где ни искал подобия для сего, — не нашел, к чему бы дольнему можно было применить Божие естество".

Итак, учение о Пресвятой Троице — самая глубокая, непостижимая тайна веры. Все усилия сделать ее понятной, ввести ее в обычные рамки нашего мышления — напрасны. "Здесь предел того", — замечает св. Афанасий Великий, — "что херувимы закрывают крыльями".

Однако, при всей своей непостижимости, учение о Святой Троице имеет важное для нас нравственное значение, и, очевидно, поэтому эта тайна и открыта людям. Действительно, оно возвышает самую идею единобожия, ставит ее на твердую почву и устраняет те важные, неодолимые затруднения, которые ранее возникали для человеческой мысли. Некоторые из мыслителей дохристианской древности, возвышаясь до понятия об единстве верховного Существа, не могли разрешить вопроса, в чем собственно проявляется жизнь и деятельность этого Существа самого по Себе, вне Его отношения к миру. И вот Божество или отождествлялось в их представлении с миром (пантеизм), или являлось безжизненным, замкнутым в себе, неподвижным, изолированным началом (деизм), или обращалось в грозный, неумолимо господствующий над миром рок (фатализм). Христианство в учении о Святой Троице открыло, что в Триипостасном Существе и помимо Его отношений к миру проявляется от века бесконечная полнота внутренней, таинственной жизни. Бог, по выражению одного древнего учителя Церкви (Петр Хрисолог), один, но не одинок. В Нем есть различие Лиц, пребывающих в непрерывном общении друг с другом. "Бог Отец не рождается и не исходит от другого Лица, Сын Божий предвечно рождается от Отца, Дух Святой предвечно исходит от Отца". В этом взаимообщении Божественных Лиц искони состоит внутренняя, сокровенная жизнь Божества, которая до Христа была закрыта непроницаемой завесой.

Через тайну Троичности христианство научило не только чтить Бога, благоговеть перед Ним, но и любить Его. Через эту именно тайну оно дало миру ту отрадную и знаменательную идею, что Бог есть беспредельная, совершенная Любовь. Строгое, сухое единобожие других религиозных учений (иудейства и магометанства), не возвышаясь до откровенной идеи Божественной Троичности, не может поэтому подняться и до истинного понятия о любви, как господствующем свойстве Божием. Любовь по самому существу своему немыслима вне союза, общения. Если Бог единоличен, то в отношении к кому могла бы обнаружиться Его Любовь? К миру? Но мир не вечен. В чем же могла проявиться Божественная любовь в домирной вечности? К тому же мир ограничен, и любовь Божия не может обнаружиться во всей своей безграничности. Высочайшая любовь для своего полного проявления требует такого же высочайшего предмета. Но где он? Только тайна Триединого Бога дает разрешение всех указанных затруднений. Она открывает, что любовь Божия никогда не оставалась недеятельною, без проявлений: Лица Пресвятой Троицы от вечности пребывают друг с другом в непрерывном общении любви. Отец любит Сына (Иоан. 5:20, 3:35), и называет Его возлюбленным (Мф. 3:17, 17:5 и др.). Сын говорит о Себе: "Я люблю Отца" (Иоан. 14:31). Глубоко верны краткие, но выразительные слова блаженного Августина: "Тайна христианской Троичности — это тайна Божественной любви. Ты видишь Троицу, если видишь любовь".

На учении о Пресвятой Троице базируется понятие о Боге как о Любви. На этом учении основывается и все христианское нравоучение, сущность которого состоит в заповеди любви.

В смиренном сознании невозможности постичь тайны Пресвятой Троицы, мы должны принять ее с полной верой, и принять так, чтобы эта истина не оставалась чем-то внешним, сторонним в отношении к нам, а проникала до глубоких тайников нашего духа, сделалась достоянием всей нашей души, стала направляющим двигателем нашей жизни. Таково должно быть в сущности и усвоение других христианских истин. Ибо христианство — не отвлеченная теория, но новая, возрождающаяся жизнь!

Ереси (от греч. háiresis - особое вероучение, религиозная секта), в христианстве религиозные течения, отклоняющиеся (или впоследствии осуждённые церковью как «отклонившиеся») от официальной

церковной доктрины в области догматики и культа. В период господства религиозной идеологии Ереси являлись специфической формой социального протеста. Наибольшего развития и общественного значенияЕреси достигли в средние века, когда сложилась духовная диктатура христианской церкви, освящавшей феодальный строй божественным авторитетом и соединявшей с идейным господством огромное политическое и экономическое могущество, когда нападки на феодализм и феодальную церковь принимали форму Ереси

Ереси в Римской империи в период формирования христианства. В 1-2 вв. в процессе формирования христианства возникали течения, позднее осуждённые христианской церковью как Ереси Уже Апокалипсисупоминает ряд сект внутри христианства 1 в.: николаиты, сторонники Иезавели и др. Последователи Ереси 1- 2 вв. - преимущественно представители народных масс, их учение - протест против усиления в христианстве тенденций к образованию «богатой церкви»; таковы эбиониты и особенно монтанисты, проповедовавшие скорое наступление царства небесного на земле и выступавшие против монархического епископата. Идейными корнями раннехристианского Ереси являются иудаизм и особенно иудейское сектантство (например, эссены, повлиявшие на эбионитов), неоплатонизм (учение Филона Александрийского). В 3 в., в период сплочения церковной организации и гонений на христианство, богословско-философского разногласия отошли на задний план и центральное место заняли организационные споры, прежде всего по вопросу об отношении церкви к «отпавшим» от неё во время гонений лицам. Демократические элементы христианства (Ереси новациан, родственная монтанистам) настаивали на полном отвержении от церкви «отпавших», тогда как имущие круги были склонны терпимо относиться к тем, кто временно отрекался от Христа, опасаясь лишиться богатства или положения в обществе. Одновременно зародились Ереси (монархиане, савеллиане и др.), предвещавшие христологические и тринитарные споры (о природе Христа и о Троице).

Ереси в Византии. В 4 в. христианство было признано официальной религией империи, и с этого момента можно говорить о появлении Ереси в собственном смысле слова. В союзе с государственной властью церковь получила материальную силу для преследования еретиков (ссылка, лишения государственных должностей, конфискация имущества, казнь). В 527 был издан указ против еретиков (к которым причислялись также иудеи и язычники), предписывавший им в трёхмесячный срок принять официальное вероучение. Некоторые Ереси 4-7 вв. тесно смыкались с народными движениями (донатизм, близкий к движению восставших в Африке циркумцеллионов); в них подчас пассивный социальный протест переплетался со стремлением к политической независимости окраин империи (особенно монофиситство). Наиболее значительные Ереси этого времени - арианство, несторианство, Ереси монофиситов, монофелитов. Еретики выступали против официальных догматов христианской церкви о троичности божества и богочеловечности Христа. Еретики, представляя Христа как подчинённое божество (ариане), видя в нём только человеческую (несториане) или только божественную (монофиситы) природу, по сути дела ставили под сомнение основные догматы христианского богословия. Идейные предпосылки этих Ереси коренились в античном рационализме, противоречившем концепциям относительно единства троицы или единства божественной и человеческой природы в одном лице. С развитием феодальных отношений Ереси в Византии принимают преимущественно форму дуалистических учений, резко противопоставляющих «испорченный» земной мир, созданный не богом, а злым началом, духовному слиянию с божеством. Социальные корни этой идеологии - протест народных масс (прежде всего крестьянства) против эксплуатации. Основные дуалистические Ереси в Византии - Ересипавликиан, а также богомильство (распространённое, помимо Болгарии, преимущественно в западных областях империи) - своими идейными истоками восходили к манихейству. Первоначально они были связаны с активным социальным протестом, но с 11-12 вв. в них всё более заметными становятся черты пассивного созерцательства, мистицизма. Богомильство 14 в. подчас сближается с Ереси исихастов. С 11 в. в Византии появилисьЕреси, выросшие на городской почве и опиравшиеся на рационалистическое мировоззрение (учение Иоанна Итала, Евстратия Никейского, Сотириха и др.).


1528581688200500.html
1528621881355654.html
    PR.RU™