Ложное представление 5: традиционные гендерные роли служат цели наиболее полного удовлетворения потребностей общества

Когда в 1993 г. в ходе опроса Гэллапа американцев спрашивали, согласны ли они с тем, что «для общества, как правило, лучше, если мужчина работает вне дома, а женщина заботится о доме и семье», 43% ответили «да», а 56% — «нет» (Newport, 1993). Хотя люди часто полагают, что многие социальные проблемы, такие, как подростковая беременность и молодежные преступные группировки, вызваны изменениями в традиционных гендерных ролях, например тем, что женщины стали работать вне дома, нереально ожидать, что произойдет возврат к традиционным ролям. Хотя некоторые люди будут ратовать за сохранение этих ролей, указывая на их полезность («Так было всегда, а значит, это оправданно»), такие доводы ошибочны. Традиция сама по себе не является хорошим оправданием сохранения чего-то, а внимательное изучение традиционных ролей показывает, что они больше не удовлетворяют нашим запросам. Вдобавок то, что многие люди в США считают традиционным разделением обязанностей (например, мужчина является кормильцем, а женщина — матерью-домохозяйкой и помощницей), на самом деле относительно недавняя тенденция (Lips, 1991).

Как мы уже выяснили, экономические реалии, наряду с желанием многих женщин трудиться вне дома, предполагают, что большинство женщин с детьми заняты на производстве полный рабочий день. В 1987г. только 34% женщин сообщили, что их идеальным образом жизни является ситуация, когда они замужем и им не приходится трудиться полный рабочий день (Gallup Report, 1987). Действительно, несмотря на напряжение, которое может быть связано с исполнением множества социальных ролей (работница, жена, мать), женщины, скорее всего, будут продолжать работать вне дома, поскольку они нуждаются в деньгах, социальных контактах и/или чувстве самореализации, которое дает работа вне дома. В настоящий момент женская занятость — это скорее данность, чем какое-то необычное явление (Crosby, 1987, 1991; Zigler & Lang, 1990). Как указывалось ранее в этой главе, сохранение традиционных ролей в доме порождает проблемы в отношениях между мужчинами и женщинами, уменьшает участие родителей в домашней жизни и общении с детьми и может способствовать появлению «стеклянного потолка». В главе 4 обсуждались проблемы, порождаемые традиционной мужской ролью. Они включают в себя: обеднение отношений между супругами, уменьшение социальной поддержки, физические проблемы, вызванные переутомлением на работе, насилие в семье и рискованное поведение. Рост населения, механизация производства и экономические кризисы приводят к тому, что мужчинам становится все более опасно определять свою ценность с точки зрения своих финансовых возможностей. Настаивать на этом определении мужских качеств — значит обрекать большинство мужчин на неудачу, а общество — на необходимость испытывать на себе компенсаторные реакции со стороны мужчин. Короче говоря, в современном обществе традиционные роли, по-видимому, перестали работать должным образом.

Еще одним проявлением устарелости традиционных ролей являются разводы. Примерно 40% детей в возрасте до 10 лет живут с родителем, находящимся в разводе. Как мы заметили ранее, большинство детей вообще не видят своих отцов в течение первых трех лет после развода. После развода уровень жизни детей и их матерей серьезно понижается (на 73%), в то время как уровень жизни разведенных мужчин, как правило, возрастает (на 42%) (Clarke-Stewart & Bailey, 1990). Это происходит потому, что законодательная система не требует, чтобы помощь ребенку была достаточно весомой и позволяла детям или их матерям иметь уровень жизни, равный уровню жизни родителя, которому не приходится опекать ребенка. Женщины обычно не могут восполнить эту разницу, поскольку получают меньшую заработную плату, и так как они часто отказываются от работы и получения образования ради воспитания ребенка, то не могут получить после развода хорошо оплачиваемую работу.

Еще одной проблемой является отсутствие недорогого качественного присмотра за детьми. Окин (Okin, 1989) указывает на несправедливость ситуации, когда женщины и дети страдают в экономическом отношении намного больше, чем мужчины, из-за сложившейся практики распределения обязанностей, принятой по взаимному согласию обоими родителями (женщина остается все время дома, а мужчина зарабатывает деньги). Она говорит, что одним из преимуществ общества с более равноправными отношениями между гендерами может быть то, что разведенные отцы, которые принимали равное участие в воспитании своих детей, станут чаще видеться с ними и оказывать им большую финансовую поддержку. Кроме того, если женщины не отказались от получения образования и профессиональной карьеры лишь в силу того, что они вышли замуж или завели детей, они окажутся в более благоприятных экономических условиях в случае развода. Негативные последствия развода могут быть сведены к минимуму, так как мужья и жены будут решать больше общих вопросов и в результате сохранят более прочные и содержательные отношения.

Воспитывая своих дочерей и сыновей по-разному, мы также оказываем им дурную услугу, не готовя их к тем различным ролям, которые им, скорее всего, придется исполнять, и ограничивая их профессиональный выбор. Мне приходит на память один комик, который сказал, что игрушки и игры девочек учат нас хоть чему-то полезному: став взрослым, он никогда особо не жалел о том, что не умеет бить по бейсбольному мячу. Мир также стал бы более гармоничным, если бы мужчины и женщины обладали как традиционно женскими качествами эмпатии и внимания к окружающим, так и традиционно мужскими качествами уверенности и независимости — другими словами, если бы социализация людей была направлена на их большую андрогинность. Об андрогинности мы говорили в главе 1. Вспомним, что Бем (Bem, 1975) предположила, что человек с андрогинными характеристиками мог бы функционировать более эффективно и в более разнообразных условиях, чем человек, обладающий более традиционными мужскими или женскими качествами. В своих более поздних работах Бем (Bem, 1981) предупреждает, что концепция андрогинности по-прежнему предполагает, что некоторые желательные качества являются «мужскими», а некоторые — «женскими» и что именно это разграничение порождает гендерные схемы и проецирует гендерную принадлежность на ситуации, которые не имеют с ней ничего общего. Идеальной же является такая ситуация, когда эмпатия, внимание к окружающим, уверенность и независимость рассматриваются как ценные черты личности, но связываются при этом не с женственностью или мужественностью, а с общечеловеческими качествами.


1535162810460206.html
1535228030358302.html
    PR.RU™